В 2024 году ожидаем до четверти триллиона рублей инвестиций в электронику

В 2024 году ожидаем до четверти триллиона рублей инвестиций в электронику

Василий Викторович, в последнее время часто приходится слышать о гигантских инвестициях западных стран в развитие микроэлектроники. В России фигурируют гораздо более скромные суммы. Какова наша стратегия сегодня?

Василий Шпак: По итогам стратегических сессий, прошедших в прошлом году, принята программа развития, определены актуализированные цели.

Первое - это долгосрочное взаимосвязанное планирование, включая разработку, производство и внедрение электронной продукции. Так, прошлой весной в рамках стратегической сессии по электронике мы сформировали дорожную карту развития производственных мощностей. Основная ее цель - увеличение доли российской радиоэлектронной продукции до 70% и объема выручки в 6,3 трлн рублей. В частности, уже сверстана и запущена программа по развитию электронного машиностроения, материалов и средств проектирования. Определены стартовые работы по технологиям производства. Активно развиваем перспективных направлений, таких как фотоника.

Существенно выросло финансирование в этом сегменте. Если в 2020-м году выделялось 9,9 млрд руб., то в 2023 уже 147,6 млрд руб., в 2024 ожидаем 232,2 млрд руб. Эти деньги еще надо правильно и грамотно инвестировать, чтобы были те, кто в состоянии эти деньги трансформировать в продукт.

Далее - для сокращения срока возврата инвестиций выстраиваем модель экспорта технологического суверенитета, имею в виду прежде всего, государства ЕАЭС, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки и Южной Америки. Эти же страны могут стать нашими технологическими партнерами для выстраивания производственных цепочек.

Четвертое - непрерывно формируем условия, гарантирующих долгосрочный спрос на отечественную электронную продукцию и стимулирующих ее разработку, обеспечение максимальной локализации производства, повышение доли частных инвестиций. Но сказать по правде, события после 24 февраля сделали для нашей промышленности больше, чем мы за все время до этого. Сейчас никому из потребителей о необходимости использования российских решений рассказывать не нужно. Сознание серьезно изменилось.

А какова сверхзадача? Полная автономность?

Василий Шпак: Полностью технологического цикла производства электроники на своей территории нет и не будет в ближайшие 20-25 лет ни в одной стране мира. Продукт очень сложный, многогранный, нужна международная кооперация. Да, по определенным причинам та логистика, те связи, которые были, они сейчас нарушились, разорвались. И в этом для нас хороший шанс. Мы должны в этом изменении, складывании новых цепочек найти свое устойчивое место. Для этого нужно контролировать ключевые компоненты и технологии: химия, материалы, машиностроение - это то, к чему совершенно точно надо идти. Но при этом, конечно, необходимы другие страны. Это и другие рынки, и дополнительные инвестиции. Чтобы на условиях равного, прозрачного доступа к создаваемым технологиям выстраивать это долгосрочное партнерство.

Один из инструментов для достижения этого результата - балльная система. Она активно развивается, постоянно добавляются новые сегменты. Как на сегодняшний день можно оценить ее эффективность?

Василий Шпак: У нас нет сомнений, что мы движемся в правильном направлении. Есть принципы, вокруг которых все строится. Но чтобы увидеть эффект, должно пройти какое-то время. Балльная система достаточно хорошо себя показала по вычислительной технике. Сейчас в Правительство уже внесен проект балльной системы для оценки локализации медицинского оборудования, ожидаем его принятие в ближайшее время. Кроме этого, мы разработали и направили на согласование в заинтересованные федеральные органы исполнительной власти соответствующие требования для телекоммуникационного оборудования, принтеров и банковской аппаратуры. В отношении банковского оборудования мы были в плотном взаимодействии с ЦБ РФ. По экспертным данным, российский рынок принтеров и многофункциональных устройств в 2022 г. составил около 1,1 млн ед. и больше 22 млрд рублей. По данным ЦБ, в России больше 300 банков и больше 180 000 банкоматов. Как видите, рынок довольно существен.

Еще раз напомню. Балльная система в первую очередь, описывает технологический передел. Наша задача в том, чтобы максимум добавленной стоимости был внутри страны. И для технологического суверенитета, чтобы все критические переделы были внутри. И если это получится, то тогда можно будет говорить и обо всех переделах, если в этом есть смысл. Потому что это добавленная стоимость, это больше выручки, больше прибыли, больше зарплаты, больше налогов.

Каков здесь баланс? Мы видим, что с одной стороны есть производители, которые говорят - мы вот тут чуть-чуть научились, срочно запретите импорт. Есть заказчики, которые говорят - нам нужно сегодня, мы не можем ждать, пока вы раскачаетесь. И есть вопросы безопасности, не так давно в той же Европе запретили технику Huawei и ZTE на сетях связи как раз по этой причине.

Василий Шпак: Начну с конца. Мы против санкций. И президент не раз говорил, что санкции - это недобросовестная конкуренция на уровне государства. Поэтому должны функционировать все сегменты.

С другой стороны - необходимо поддерживать собственных игроков, собственную промышленность, собственную индустрию. Ну, и третий аспект - сферы и отрасли, где использование собственных отечественных решений критично. Например, критическая информационная структура. Понятно, если ты пользуешься оборудованием собственной разработки, которое контролируешь на всем жизненном цикле - от момента проектирования и создания и до момента утилизации - у тебя есть гарантия, что оно в любом случае не приведет к какому-то неправомерному информационному воздействию. Поэтому вот в этих координатах необходимо принимать взвешенные решения по поводу того, что, кому, когда покупать, использовать и т.д.

Но ведь есть стремление, а есть сегодняшние вызовы. И во многих сферах, в том же телекоме, оборудование нужно прямо сейчас.

Василий Шпак: Оборудование сейчас нужно не только отрасли связи. Сейчас эта проблема распространена, потому что есть проблема с покупкой иностранного. Кроме того, многие понимают, какие есть риски при покупке иностранной техники. Есть и те, кто понимает, что просто переключиться с Запада на Восток тоже не выбор. Поэтому важны совместные усилия заказчиков, разработчиков, производителей, формирование каких-то требований для того, чтобы наши собственные решения были конкурентоспособными, современными, удобными.

Еще одна тема, которая периодически возникает, когда общаешься с представителями компаний. Они говорят, что было бы хорошо, если бы какие-то части производств можно было вынести куда-то за пределы России, потому что логистика, потому что компоненты, потому что, опять же, пошлины, налоги на ввоз и т.д.

Василий Шпак: Чтобы ускорить возврат инвестиций, должен быть большой объем рынка - это понятно. Это вообще определяющее условие для всех участников производственных цепочек. Поэтому модель организации производств совместных, совместной разработки с теми партнерами и странами, на рынках которых эти решения будут продаваться, - это один из элементов нашей стратегии. Но вместе с тем решение по каждому конкретному запросу о создании производств за рубежом требует детальной аналитики и расчетов. Это другая юрисдикция, другое мышление, другой менталитет, другие риски. Надо правильно анализировать. Но запрос на такую модель сотрудничества с другими странами есть. Уже сейчас в рамках сотрудничества по проектам создания особых экономических зон участвует несколько стран. Это Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Индия. Поэтому я думаю, что сотрудничество, совместное производство - это необходимый элемент для создания нашего собственного технологического контура, для создания общей Евразийской экономической зоны.

В 2022 году очень много говорили о налоговых льготах. Насколько они оказались востребованным и эффективными?

Василий Шпак: У нас есть статистика за 22-й год. Порядка 9 млрд рублей, а точнее 8 млрд 975 млн - - это эффект от налога на прибыль. Всего 169 предприятий воспользовались этой льготой. И они также сохранили более 6 млрд рублей по страховым взносам.

Это серьезные изменения. Эти деньги предприятия смогут направить на НИОКР и собственное развитие. Но мы не планируем на этом останавливаться - будем расширять возможный перечень адресатов этих льгот. Вместе с тем надо, чтобы эта экономия целевым образом шла именно на развитие производственных мощностей, технологических возможностей, кадрового потенциала. И над соответствующими постановлениями правительства мы сейчас работаем.

А что касается вопросов взаимоотношений с заказчиками? Например, очень часто говорят о трудностях в части ОКПД2? Это в достаточной степени устаревший классификатор и сегодня это мешает.

Василий Шпак: Дело в том, что принцип классификатора является фундаментом, на котором выстраиваются меры поддержки: и материальные, и нематериальные. Проблема в том, что действительно - порядка 10 лет общероссийский классификатор никто не актуализировал. За последнее время очень многое изменилось с технологической точки зрения, с продуктовой точки зрения.

Поэтому мы провели здесь большую работу. В частности, сформировали проект изменений в отношении включения и детализации видов радиоэлектронной продукции, а именно: печатной продукции, электронного машиностроения, охранных систем, профессиональных систем видеомониторинга, приборов и аппаратуры радиоэлектронных измерений, мониторов и др. видов продукции. На базе этого классификатора будет выстраиваться комплекс создаваемых мер поддержки отрасли. Ожидаем принятия Росстандартом изменений в ближайшие недели.

Проект даст возможность более точечно настроить механизмы ограничений и запретов в рамках государственных и муниципальных закупок, усовершенствовать требования для подтверждения производства промышленной продукции, которая произведена на территории нашей страны и упростить закупочные процедуры.

Также отмечу, что по предложениям Минпромторга, 19 января этого года приказом Росстандарта были приняты новые изменения в ОКПД2 по 248 видам продукции: это вычислительная техника, телекоммуникационное оборудование, светотехника, автоэлектроника, доверенные комплексы, а также другая продукция.

Еще одна тема - это кадры. В очень многих отраслях сегодня можно слышать о том, что кадров не хватает, а тех, кого готовят, готовят по-прежнему под иностранные софты. Об этом говорят и в микроэлектроники, и разработке общего ПО и даже в разработке игр.

Василий Шпак: Это общее место для всех. 24 февраля в этом смысле расставило приоритеты. И многие иностранные решения вузы сегодня закупить не в состоянии.

Промышленность функционирует в полную мощность - кто в две смены, кто в три смены. Соответственно, спрос, в первую очередь, вырос на квалифицированные рабочие специальности. Мы этот вопрос мониторили с регионами, с оперативными штабами, которые существуют на базе министерства, актуализировали потребности по людям, по специальностям. Вместе с министерством просвещения у нас ведется работа. Дефицит в какой-то части небольшой продолжает оставаться. Но предприятия на сегодняшний момент с этим справляются. У них есть возможность сейчас платить людям достойную зарплату. Потому что раньше мы были не в состоянии конкурировать с другими отраслями с точки зрения зарплат этим специалистам. Мы можем это только приветствовать.

Но в то же время важно не забывать, что для настоящего инженера, конструктора, изобретателя основная мотивация - не деньги. Основная мотивация - интересная задача, которую можно решить, используя свои собственные знания, используя знания своих коллег, команды и т.д. Особенно, если ты понимаешь, что это точно совершенно будет востребовано. Настоящий электронщик - это призвание, выбор.

А текучка кадров? Отъезды? Релокация?

Василий Шпак: По этим причинам у нас текучки практически не было. У нас большое количество востребованных специалистов приходили с заявлениями: "Отпустите добровольцами на участие в СВО". Очень много усилий приходилось затрачивать на то, чтобы убедить людей, в том, что присутствие здесь, на рабочем месте, даст в данный момент времени, с точки зрения СВО, больше эффекта, чем участие на передовой.

Все-таки те, кто в электронике, занимается разработкой "железа" - это просто более длинная цикловая история, другая цикловая логика. Разработать ПО - это полтора-два года, разработать электронику, аппаратуру - это больше времени, минимум 3-5 лет. Поэтому люди привыкли думать несколько другими категориями и жить другими циклами. И люди у нас хорошие, патриотичные, что уж греха таить. Те, кто работают в оборонно-промышленном комплексе и куют щит и оружие для страны, для них, наоборот, открылось то время, когда они максимально востребованы.

Источник: rg.ru Бизнес

08:45
88

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!