Уголовное принуждение не может использоваться как рычаг давления

Уголовное принуждение не может использоваться как рычаг давления

В последние годы юридическое сообщество и СМИ отмечают положительные сдвиги в работе Генпрокуратуры и связывают это с приходом нынешнего ее руководителя Игоря Краснова. Одним из основных приоритетов ведомства, по оценкам специалистов, стала целенаправленная работа по искоренению уголовно-правового вмешательства в бизнес-споры. Наглядное свидетельство тому - пересмотр громких резонансных дел. Давно обсуждаемые цивилизованные практики решения бизнес-споров наконец во многом стали реальностью для российского бизнеса. Дело национальной важности

Президент России Владимир Путин в своих выступлениях неоднократно говорил о необходимости более эффективного поддержания законности в предпринимательской среде, а также пресечения случаев неправомерного использования уголовных механизмов для разрешения коммерческих споров. Еще в марте 2019 года на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ он среди важнейших задач назвал "более эффективную защиту прав предпринимателей, содействие улучшению делового климата". Отмечалось, что качественная и честная работа прокуроров является важным механизмом для улучшения внутренней деловой среды и компенсации "ограничений вовне".

Фактически речь идет о порочной практике уголовного преследования бизнеса и использовании инструментов уголовного давления участниками коммерческих споров друг на друга. Об этом говорит и сам бизнес, неоднократно обсуждавший вопрос и на встречах на самом высоком уровне, и на ведущих деловых форумах. В частности, на пленарном заседании РСПП в 2019 году глава государства обсуждал с представителями Союза вопросы, связанные с нормализацией процессуального и правоохранительного давления на бизнес.

Глава РСПП Александр Шохин, к слову, уже более 15 лет также постоянно говорит о проблеме уголовного преследования предпринимателей и топ-менеджеров, что крайне негативно влияет на инвестиционный климат в России и делает ее менее привлекательной как для зарубежного капитала, так и для российских бизнесменов и владельцев крупных активов.

Маятник качнулся в другую сторону

Нередко от предпринимателей можно было слышать мнение, что вести бизнес в России небезопасно. Однако за последние три года тенденция наметилась в обратную сторону - должную правовую оценку получил и разрешился целый ряд крупных бизнес-споров.

Один из самых нашумевших - дело Baring Vostok и Майкла Калви. Примечательно, что тянувшееся несколько лет дело, которое развивалось по классическому сценарию с уголовным преследованием, содержанием предпринимателя в СИЗО и десятками исков к нему, после прихода нового руководства Генпрокуратуры довольно быстро развернуло свой ход. С большинства активов был снят арест, сам Калви был переведен под домашний арест, с него также было снято ограничение на запрет определенных действий.

Еще одно довольно крупное дело, которое пошло по правовому сценарию, - спор топ-менеджера Михаила Хабарова с бывшим партнером Александром Богатиковым за долю в "Деловых линиях". В конце 2020 года после череды проигранных дел в Лондонском арбитраже Богатиков подал заявление в России. Благодаря глубокому изучению дела и всестороннему анализу всех обстоятельств уже меньше чем через год Хабаров был переведен под домашний арест, а недавно ему оставили лишь запрет определенных действий. Важно, что в этом деле Генеральная прокуратура не ограничилась формальным подходом, а детально разобралась в ситуации и дала критическую оценку деятельности следствия, фактически указав на необоснованность уголовного преследования.

Многие громкие корпоративные скандалы, тянувшиеся годами, сейчас получают логическое завершение. Это важно для всего бизнес-сообщества - понимание того, что в случае нарушения прав предприниматели могут обратиться в соответствующие ведомства и получить квалифицированную, своевременную помощь, считает первый вице-президент "ОПОРЫ РОССИИ" Павел Сигал. "За последние пару лет маятник в бизнес-спорах явно качнулся в другую сторону - и это уже как минимум не критическое событие для одной из сторон, грозящее потерей предприятия", - отметил эксперт.

Что скажет год грядущий

В 2022 году могут быть завершены разбирательства по нескольким резонансным уголовным делам в отношении предпринимателей. Появились не только новые факты, но и доказательства того, что уголовное принуждение могло быть использовано для коммерческих целей недобросовестных бизнесменов.

Уголовное преследование предпринимателей и топ-менеджеров крайне негативно влияет на инвестиционный климат в России

Кроме того, в поле зрения надзорного ведомства может также попасть корпоративный конфликт вокруг золотодобывающей компании "Петропавловск" и еще целый ряд конфликтов между собственниками крупных и даже стратегических предприятий, которые по всем признакам вышли за рамки обычного гражданского разбирательства.

Уместно вспомнить и еще один из известных бизнес-споров, перешедших в уголовную плоскость вместо судебных разбирательств, - дело экс-главы компании Optima Development Альберта Худояна. Один из его бывших партнеров выступил инициатором уголовного преследования Худояна в целях разрешения их коммерческих споров.

Можно констатировать: Генеральная прокуратура усилила позиции главного гаранта законности при расследовании уголовных дел и, можно надеяться, возьмет эти и другие процессы на контроль. Тренд последнего времени показывает, что надзорный орган без оглядки на личности и заслуги участников уголовных разбирательств может вмешиваться в них для восстановления порядка. А у бизнеса соответственно появляется уверенность, что прокуратура готова дать объективную правовую оценку в неоднозначных случаях уголовного преследования.

Источник: rg.ru Бизнес

10:40
27

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!