Рынок консалтинга вырос в 2020 году

Рынок консалтинга вырос в 2020 году

Очередной ежегодный рэнкинг крупнейших российских консалтинговых компаний, составленный рейтинговым агентством RAEX, выявил способность этой отрасли противостоять ударам нынешнего кризиса и локдаунов.

Совокупные доходы ста крупнейших консалтинговых компаний и групп, принявших участие в нынешнем рэнкинге, составили по итогам 2020 года 102,5 миллиарда рублей. Прирост за год, по сопоставимым данным, достиг 5%, что хоть немного, но выше официальной инфляции (4,9%, Росстат). Это заметно лучше итогов 2019 года (рост на 2% при инфляции в 3%), но гораздо хуже итогов 2018-го (17 и 4,3%).

Наиболее точно нынешние показатели отечественного рынка консалтинга описываются словами «застой» и «стагнация», однако с очень существенной поправкой: даже нулевой рост по итогам года, отмеченного пандемией и длительными локдаунами, — это вполне достойный результат. Тем более в сфере услуг, которая от любых экономических неурядиц страдает в первую очередь. Поэтому отдельно стоит подчеркнуть, что из топ-100 презентуемого рейтинга с положительными темпами роста год завершили 69 участников.

Среди наиболее востребованных направлений консалтинга по итогам 2020 года, как показывает анализ результатов рэнкинга, — разработки стратегий и маркетинг, финансовое управление и аутсорсинг бизнес-процессов, внедрение IT-технологий в рамках цифровизации, юридическая поддержка и налоговые консультации.

Самый масштабный сегмент в 2020 году — ИТ-консалтинг: суммарно по данным участников рэнкинга топ-100 объем выручки здесь составил 40,6 миллиарда рублей, 57% общей выручки по рэнкингу (структура направлений консалтинга приводится без учета компаний «большой четверки»). Из них 29,8 миллиарда рублей — доходы от консалтинговых проектов в рамках разработки и системной интеграции. «Ключевым драйвером спроса на ИТ-консалтинг остается „цифра“ и все, что с ней связано. И поскольку „цифра“ — это пересечение бизнеса и ИТ, часть консалтинговых задач мигрируют из области традиционного технологического консалтинга в консалтинг управленческий, направленный на точечную оптимизацию бизнес-процессов. Таким образом, „цифра“ создает условия для конвергенции ИТ и функциональных задач», — говорит Владимир Вертоградов, вице-президент группы компаний ЛАНИТ.

Самый масштабный сегмент в 2020 году — ИТ-консалтинг: суммарная выручка составила 40,6 миллиарда рублей, 57% от общего объема

Значимыми заказчиками услуг выступили финансисты. «Крупнейшие банки держат курс на цифровизацию и автоматизацию процессов. В первую очередь это затрагивает розничное ипотечное кредитование, а также нефинансовые сервисы, где банки активно борются за клиента. В меньшей степени — МСБ, поскольку в данном сегменте велика дифференциация отраслей, а сделать потоковое решение — непростая задача даже для крупного банка», — уточняет Федор Спиридонов, управляющий партнер группы компаний SRG.

Второй по объемам консультаций в 2020 году — сегмент финансового консалтинга, на его долю приходится 12,6 миллиарда рублей, или почти 18% от общей выручки по рэнкингу. Стремление сэкономить на издержках лежит в основе востребованности услуг, связанных с аутсорсингом учетных функций, а также финансовым учетом и экспертизами. «Спрос на экспертизу сделок по-прежнему высокий. При совершении любой сделки требуется экспертиза, чтобы подтвердить и понять ее стоимость и эффективность условий для стороны. Это касается оценки имущества, бизнеса, комплексных экспертиз due diligence, финансово-технической экспертизы, судебной экспертизы», — дополняет Федор Спиридонов.

Юридические услуги и налоговый консалтинг суммарно принесли участникам рэнкинга 4,7 миллиарда рублей (6,6% суммарной выручки рэнкинга) — по 2,24 и 2,46 миллиарда рублей соответственно. Среди факторов спроса — влияние пандемии. «Необходимость минимизации негативных последствий пандемии стала причиной введения государством мер поддержки пострадавших отраслей, а также льгот для малого бизнеса. В их числе: налоговые и кредитные каникулы, зарплатные субсидии, снижение ставки страховых взносов, отсрочка платежей при выкупе арендуемой недвижимости и арендные каникулы, снижение нагрузки на АО, мораторий на проверки. За поддержкой обращались клиенты, пожелавшие воспользоваться нововведениями или получить консультации по их применению и возможному влиянию на бизнес», — рассказывает Ростислав Шатенок, управляющий партнер ALTHAUS.

Оценочная деятельность принесла крупнейшим консалтинговым компаниям в прошлом году 3,9 миллиарда рублей (5,5% от объема по рэнкингу). Помимо оценки для развития бизнеса и кредитования, а также оценки, связанной с проблемными активами и при сделках продаж, консультанты продолжили зарабатывать на оспаривании результатов государственной кадастровой оценки (ГКО). «Спрос на данные услуги сохранился в субъектах РФ, в которых в 2020 году была проведена новая ГКО или произошел переход к новой схеме оспаривания в соответствии с 269-ФЗ. Но, например, в Москве и Санкт-Петербурге результаты ГКО-2020 отменили из-за коронакризиса, а в Московской области еще не истек минимальный трехлетний срок с момента проведения предыдущей ГКО-2018. Поэтому в указанных регионах спрос на оспаривание кадастровой стоимости в прошлом году практически отсутствовал», — поясняет Кирилл Кулаков, первый заместитель генерального директора ЦНЭС.

Объем услуг в областях стратегического планирования и маркетинга по итогам 2020 года составил 2,1 млрд рублей (2,9% суммарной выручки рэнкинга): из них на услуги стратегического консалтинга пришлось 1,77 миллиарда рублей, а на маркетинговый консалтинг — 307,9 млн рублей. Спрос на стратегическое видение предъявляет не только бизнес, но и государство. «Сейчас наблюдается эволюция в подходах госорганов управления: потребность в поиске новых точек роста во время кризиса и экономического спада, поиск новых возможностей для развития регионов, использование потенциала, который до этого не был реализован в полной мере, включая такие отрасли, как туризм, высокоинтеллектуальный сектор, высокотехнологичное производство, в том числе развитие инфраструктуры», — комментирует Дмитрий Плотников, партнер Strategy Partners.

В качестве факторов спроса участники рэнкинга называют также востребованность консультаций по целевому позиционированию и стратегиям развития продуктовых портфелей. «Многие наши клиенты сталкиваются с проблемой определения стратегии развития ассортиментной матрицы — какие бренды и продукты выводить, на каких, наоборот, сконцентрироваться, какие и как стоит развивать и какие функциональные характеристики будут востребованы на горизонте 3-5 лет, как увязать различные продукты одной компании под зонтичным позиционированием», — делится опытом Илья Балахнин, управляющий партнер Paper Planes.

Экспертное мнение

Ростислав Шатенок, Управляющий партнер ALTHAUS:

Уточните, пожалуйста, с чем за последний год связана возросшая потребность Ваших заказчиков в услугах финансового управления? Какие работы проводила Ваша группа в этом направлении (наиболее популярные)? Приведите несколько примеров характерных крупных проектов; с чем они были связаны, и что получал заказчик в результате таких проектов?

Ростислав Шатенок: Все крупнейшие проекты 2020 года относятся к нашей ключевой услуге — комплексной экспертизе, которая может быть востребована как при сделках М&A, так и для внутренних целей, например, при конфликтах акционеров или смене менеджмента, когда новая команда хочет «подвести черту» и разграничить ответственность по действиям предыдущей команды.

В первом случае я могу вспомнить два крупных проекта — оба в нефтегазовой сфере. В рамках одного мы проводили финансовую, налоговую и юридическую экспертизу крупной компании в Казахстане, структурирование сделки и давали рекомендации по PMI — Post-merger integration. В рамках второго оказывали услуги финансовой, налоговой и юридической экспертизы и оценки международной группы компаний с операционными бизнесами в Германии, Англии, Турции и Австрии, структурированием сделки и анализом документации.

В ходе комплексной экспертизы для внутренних целей в прошедшем году мы помогали команде нового Генерального директора погрузиться в прошлый период жизни компании, на который пришлось большое количество сделок М&А.

В результате таких проектов наши клиенты получают наглядную карту рисков (финансовых, налоговых и юридических) и понимание, как с ними работать. В случае возникновения запроса мы также определяем рыночную стоимость Объекта.

Были ли востребованными услуги аутсорсинга учетных функций, какие направления в частности и почему?

Ростислав Шатенок: Я бы сказал, что спрос на услуги финансового аутсорсинга достиг локального пика в 2020 — 2021 году. Самыми востребованными из них были: исполнение функции главного бухгалтера, открытие банковских счетов иностранной компании в российском банке, а также получение статуса субъекта малого и среднего предпринимательства (МСП) для дочерних обществ иностранных компаний в России.

Повышенный интерес к последней услуге, в частности, связан с объявлением в РФ мер господдержки российским компаниям, включенным в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства в период пандемии. При этом иностранные компании интересовало не столько снижение затрат на страховые взносы от заработной платы, сколько возможность участия в тендерах, в рамках которых предоставляются преференции для компаний субъектов МСП.

Аналогично, чем вызван повышенный спрос на услуги оценки? Какие работы проводила Ваша группа в этом направлении? Приведите несколько примеров характерных крупных проектов; с чем они были связаны, и что получал заказчик в результате таких проектов?

Ростислав Шатенок: Драйвером спроса на услуги оценки во многом послужило повышение активности на рынке слияний и поглощений. Из наших последних проектов могу отметить оценку добывающей компании в Западной Сибири для целей заключения сделки. Кроме отчета об оценки наши специалисты подготовили финансовую модель компании с анализом чувствительности, с помощью которой можно увидеть, как при изменении прогнозного курса валют, цен на нефть, объемов добычи и прочих факторов меняются денежные потоки компании.

Помимо этого, программа льготной ипотеки способствовала росту спроса на услуги оценки среди девелоперов для целей проектного финансирования. В качестве примера здесь могу привести оценку рыночной стоимости проекта по комплексному освоению территории г. Москвы площадью 500 тыс. квадратных метров.

На Ваш взгляд, какие новые драйверы, определяющие спрос на консалтинговые услуги, появились за последний год (2020) и в настоящее время? На какие услуги в этой связи формируется спрос в большей степени?

Ростислав Шатенок: Затяжная пандемия, временный локдаун, массовый уход на удаленку и, как следствие, необходимость перестройки бизнес-процессов, изменение большого числа соглашений об избежании двойного налогообложения с популярными инвестиционными юрисдикциями и реструктуризация бизнеса, а также законодательные инициативы, связанные с COVID-19 — все это основные драйверы спроса на консалтинг в 2020-2021.

В этой связи в списке самых востребованных услуг консультантов оказались налоговое и юридическое консультирование, оценка активов и риск-анализ distressed активов, оптимизация бизнес-процессов. Многие компании были вынуждены создавать стратегические партнерства для выживания, что инициировало рост спроса на комплексное сопровождение сделок слияния и поглощения.

Появились ли за последнее время факторы спроса под влиянием государства? Если да, то с чем они связаны?

Ростислав Шатенок: Необходимость минимизации негативных последствий пандемии стала причиной введения государством ряда мер поддержки наиболее пострадавших отраслей, а также льгот для малого бизнеса. В их числе: налоговые и кредитные каникулы, зарплатные субсидии, снижение ставки страховых взносов, отсрочка платежей при выкупе арендуемой недвижимости и арендные каникулы, снижение нагрузки на АО, перенос отчетности, продление договоров и мораторий на проверки.

Наши клиенты, пожелавшие воспользоваться нововведениями или получить консультации по их применению и возможному влиянию на бизнес, обращались к нам за поддержкой. Мы давали письменные и устные разъяснения, помогали получать господдержку в рамках анонсированных мер, готовили пакеты документов и участвовали в переговорах с арендодателями.

Большой блок работ был связан с налоговыми услугами. Так, снижение количества выездных налоговых проверок с одновременным увеличением их глубины и качества повлияло на потребность в предпроверочном анализе и работе с выявленными рисками.

Какие проблемы возникали у заказчиков в 2020 году, и возникают сегодня, и какую помощь в их решении может предложить консультант?

Ростислав Шатенок: Главные проблемы, с которыми столкнулись заказчики, были связаны с финансовой нестабильностью. Компании, оказавшиеся на пороге пандемии без финансовой подушки, ощутили на себе кризис с двойной силой. Существенно подкосило бизнес отсутствие горизонта планирования. Долгое время после начала введения мер по борьбе с COVID-19 никто не мог наверняка предположить, например, сколько продлится локдаун.

Арендаторам пришлось выстраивать диалоги с арендодателями относительно отсрочек по оплате или снижения арендной платы за пустующие офисные площади. Кроме того, возросли контакты с проверяющими органами, подсветившие необходимость налаживания диалога с государством.

Чтобы справиться с влиянием карантина, ряд компаний перешли в онлайн, существенно вырос интерес со стороны онлайн-ритейлеров из сегмента МСП на услуги электронной коммерции. В онлайн переместился и образовательный сегмент.

Отмечу также и значимый психологический фактор, связанный с неизбежностью изменений. С введением ограничений разрушилась привычная система координат: перенос мероприятий, проектов, в которые было вложено много сил, времени и денег. В данном случае ожидание возвращения к привычному образу жизни оказалось психологической ошибкой. Те, кто не был готов принять новую реальность, быстро адаптироваться и начать действовать, оказались на задворках перемен.

В это непростое для бизнеса время мы оказывали максимальную поддержку нашим клиентам: просчитывали варианты оптимизации нагрузки на бизнес, участвовали в переговорах с контрагентами, готовили экономическое обоснование диверсификации, оценивали активы, оказывали комплексное сопровождение сделок слияния и поглощения.

Могли бы Вы рассказать о новых векторах, связанных с совершенствованием бизнеса клиентов? (Обобщённо, до 2020 года наиболее заметным вектором было стремление к эффективности и оптимизации. Появилось ли что-то новое в целом, а также в виду событий 2020 года? Например, появились возможности расширения бизнесов в виду банкротств и так далее.)

Ростислав Шатенок: Период пандемии показал критическую важность «прозрачности» бизнеса — в отношении клиентов, партнеров, инвесторов, своих продуктов и ценностей. Для компаний эта прозрачность вышла за рамки обязательства раскрывать финансовые показатели или работать «в белую». Глобальная цифровизация позволяет практически мгновенно получить доступ к различного рода информации о любой существующей какое-то время компании: производительности, репутации, корпоративной культуре и социально значимом поведении. В новых реалиях бизнесу как никогда необходимо уделять внимание качеству продукта, легитимности деятельности, а также формированию финансовой подушки безопасности на случай новых кризисов.

Возвращаясь к карантину 2020 года, могли бы Вы охарактеризовать основное влияние вынужденной изоляции на рынок консалтинговых услуг? Подвержена ли сфера консалтинга цифровой трансформации и в чем это проявляется?

Ростислав Шатенок: На мой взгляд, вынужденная изоляция позитивно повлияла на рынок консалтинговых услуг: мы наконец сделали то, на что было бы сложно решиться без внешних обстоятельств — перешли на систематизированный удаленный формат взаимодействия с рядовыми сотрудниками, что позволило значительно увеличить эффективность нашей работы. Карантин во многом реализовал главную мечту клиента — доступность консультанта 24/7. Мы, как и многие наши коллеги, не прекращали работу ни на день, несмотря на введение ограничительных мер.

Необходимость качественной, быстрой и доступной удаленной коммуникации — основной драйвер цифровой трансформации в консалтинге. Отмечу также, что консультанты вынуждены были адаптироваться под различные форматы взаимодействия, которые были выстроены в результате пандемии в разных компаниях — в части трансфера документации, обеспечения сохранности информации и т.п., что еще более ускорило процессы цифровизации в нашей сфере.

Уверен, будущее консалтингового рынка лежит в плоскости автоматизации и цифровых технологий.

Фёдор Спиридонов, Управляющий партнер Группы компаний SRG:

В прошлом году Вы делились своим мнением о влиянии негативных экономических тенденций и карантина на различные рынки клиентского бизнеса. Можно ли сегодня, спустя год, говорить о стабилизации рыночной конъюнктуры для сегмента консалтинговых услуг и почему? Что происходит с платежной дисциплиной у заказчиков? Какие проблемы возникали у заказчиков в 2020 году, и возникают сегодня, и какую помощь в их решении может предложить консультант?

Фёдор Спиридонов: В целом ситуация на консалтинговом рынке стабилизируется, при этом на примере нашей компании мы отмечаем снижение оборачиваемости услуг в B2B сегменте по сравнению с 2019 годом, особенно в работе с крупными корпоративными клиентами. На мой взгляд, это связано с более жестким бюджетированием, внедрением единых платежных дней, с общей оптимизацией затрат.

В остальном мы видим, что ситуация улучшилась. Если говорить об ипотеке, то благодаря сниженной ставке и мерам поддержки государства в этом сегменте удалось достичь рекордных объемов в конце прошлого года, но в связи с ужесточением денежно-кредитной политики ЦБ и ростом стоимости жилой недвижимости мы предполагаем, что они несколько изменятся по итогам 2021 года.

Едва ли мы можем быть лакмусовой бумажкой платежной дисциплины на рынке. Несмотря на большой пул клиентов, мы все-таки работаем не со всеми компаниями. Есть разные случаи, в том числе, когда задолженность заказчика перед нашей компанией сильно превышает заранее утвержденные сроки. В целом для нас это неприемлемо, но мы выстраиваем системные отношения и стараемся обсуждать все вопросы в конструктивном поле.

Группа компаний SRG работает в нескольких ключевых направлениях, ситуация в каждом из которых отличается. К примеру, в консалтинге и инжиниринге запросы остались прежними, часть из них связана с кредитованием и экспертизой в этом сегменте, а часть — с развитием производственных мощностей наших клиентов.

В ипотечном сегменте спрос на наши услуги растет быстрыми темпами, и мы увеличиваем комплексность своих решений. Среди сервисов, которые мы предлагаем, — не только онлайн-оценка, но и маркетплейсы предложений по ипотечному страхованию, а также регистрация сделок с недвижимостью в режиме реального времени. Мы постоянно развиваем их, например, за последнее время интегрировались уже с 16 страховыми компаниями. Наша задача — сделать продукты максимально удобными как для партнеров — крупнейших банков, входящих в ТОП-30, так и для конечных потребителей — физических лиц, которые берут ипотеку.

В направлении охраны труда и производственной безопасности, помимо стандартных решений, мы активно развиваем программы обучения, прокачиваем не только hard skills, но и soft skills. Например, мы разработали собственную уникальную методику снижения негативного воздействия человеческого фактора на производстве HALP (Human Aspect in Labour Protection). Это тестирование личностных черт работников, влияющих на небезопасное поведение. Методика успешно прошла апробацию и уже используется в ряде крупных компаний. На наш взгляд, это очень важное направление, поскольку человеческий фактор является одним из главных источников травматизма на производстве. Мы помогаем нашим клиентам снижать риски, основываясь на стремлении к нулевому травматизму.

Какова по Вашим оценкам ситуация в отраслях строительства и производства, на сколько здесь интенсивно развитие? Могли бы вы оценить сектор аренды коммерческой недвижимости в настоящее время, и насколько здесь стабилизирована ситуация? Какие основные услуги и решения вы предлагаете заказчикам перечисленных секторов, и какие факторы спроса на услуги в этой связи являются определяющими?

Фёдор Спиридонов: Строительство — ключевая отрасль для российской экономики. Большое внимание здесь уделяется внедрению BIM-технологий, рынок постепенно видоизменяется. Государство оказывает поддержку инфраструктурного строительства, развивается государственно-частное партнерство. Учитывая перечисленные факторы, мы с оптимизмом смотрим на этот сектор и планируем наращивать компетенции в области строительной экспертизы и инжиниринга.

Ситуация в промышленности складывается по-разному, но крупные игроки растут, развивая свое производство, вводя в эксплуатацию новые производственные мощности.

На данный момент наша компания является полноценным поставщиком услуг в части строительной экспертизы для банков и развивает функцию независимого технического заказчика. Мы видим перспективы этого направления в целом и вкладываем ресурсы в развитие блока инжиниринга в нашей группе.

Кризисные явления укрепили наших потенциальных заказчиков в понимании необходимости качественного выполнения экспертизы и четкой координации на всех этапах строительства, начиная от технико-экономического обоснования, заканчивая строительным контролем и функцией технического заказчика. Мы видим себя на этом рынке, поскольку можем предложить заказчикам качественную экспертизу и большой опыт работы с командами высококвалифицированных специалистов.

Сектор коммерческой недвижимости существенно изменился под воздействием пандемии: многие сотрудники до сих пор находятся на удаленке, эпидемиологическая ситуация все еще не стабильна. В Москве на рынок коммерческой недвижимости повлияла ситуация с отсутствием парковок, из-за которой многие объекты потеряли свою привлекательность.

Сильной стороной SRG является работа с банковской отраслью в части выполнения различных экспертиз. По-прежнему востребованными являются оценка залогов, строительная и финансово-техническая экспертиза при проектном финансировании, увеличилось число запросов по комплексной экспертизе due diligence, которая позволяет взвешено подходить к осуществлению крупных нестандартных сделок — в этих направлениях наша ценность возросла.

Если говорить в целом о рынке недвижимости, то здесь мы развиваем внутреннюю аналитику и базу данных по объектам недвижимости во всех регионах, автоматизируем и структурируем ее. Более того, мы предлагаем нашим банкам-партнерам эффективные решения для скоринга коммерческой недвижимости. Мы непрерывно улучшаем качество базы данных и скоринговых продуктов, предлагая оптимальный формат взаимодействия. Мы понимаем, что за счет сочетания работы экспертов отрасли и автоматизированной аналитики SRG может быть надежным аутсорсинговым партнером в части верификации коммерческой недвижимости.

Оцените, пожалуйста, вкратце, сегменты кредитования в 2020 году и перспективы текущего года. Спрос на какие услуги был наиболее ощутимым и каковы перспективы востребованности этих услуг в краткосрочной перспективе? Какие сервисы в кредитных институтах продолжают совершенствоваться и почему?

Фёдор Спиридонов: Есть три сегмента кредитования, в которых мы работаем. Один из них — ипотечное кредитование, объемы в котором существенно выросли за счет действий государства. Мы понимаем, что это один из драйверов поддержки экономики в целом, и, скорее всего, государство будет и дальше принимать меры для поддержания объемов ипотечного кредитования. На это указывает и то, что в развитых странах объемы в этом сегменте значительно больше.

Мы, безусловно, видим себя на этом рынке, поскольку вкладываем много ресурсов в развитие ипотечных продуктов, в частности экосистемы «Легкая ипотека». Это онлайн-сервисы, которые пересекаются между собой, образуя бесшовный путь, когда клиенту почти не нужно лично контактировать с оценщиками, страховыми компаниями, МФЦ и др. В свою очередь банкам это позволяет увеличивать конверсию клиентов и сократить операционные затраты.

Второй сегмент — МСБ — пострадал от пандемии сильнее всего. Во-первых, банки достаточно осторожно подходят к кредитованию представителей малого и среднего бизнеса. Во-вторых, вследствие пандемии волатильность на рынке МСБ выросла, у многих компаний не оказалось «подушки безопасности», что привело к медленному восстановлению. Тем не менее, в целом для экономики МСБ — важный сегмент, поэтому ему требуется большее внимание со стороны государства.

Еще одно направление — корпоративное кредитование. В нем также ситуация различается в зависимости от отраслей, но в целом объемы восстанавливаются.

Сегодня наиболее заметно, что крупнейшие банки держат курс на цифровизацию и автоматизацию процессов. Это подтверждают и значительные вложения в привлечение IT. В первую очередь цифровизация затрагивает розничное ипотечное кредитование, где банки активно борются за клиента. В меньшей степени — МСБ, поскольку в данном сегменте велика дифференциация отраслей, а сделать потоковое решение — непростая задача даже для крупного банка. Тем не менее банки движутся в этом направлении, пусть медленнее, но сегмент МСБ тоже автоматизируется.

В корпоративном сегменте каждый клиент уникален. Банки научились выстраивать и автоматизировать внутренние бизнес-процессы, но в отношении внешних все происходит не так быстро. Банк по-прежнему уделяет много времени работе с каждым клиентом в отдельности.

Я думаю, в части автоматизации пока банки больше ориентированы на розницу. В частности, нефинансовые сервисы, которыми занимаются крупнейшие финансовые институты, как раз нацелены на работу с физическими лицами.

С чем за последний год и сейчас связана потребность ваших заказчиков в услугах финансового управления? Какие работы вы выполняли в этом направлении (наиболее характерные)? Приведите пример крупного проекта — с чем он был связан, и что получает заказчик в результате подобных проектов?

Фёдор Спиридонов: В рамках направления финансового консалтинга мы оказываем услуги по экспертизе сделок. Спрос на них в сегментах, в которых мы работаем, по-прежнему высокий. В первую очередь, это банковское кредитование, во вторую — государственное управление. При совершении любой сделки требуется экспертиза. Она необходима, чтобы подтвердить и понять её стоимость и эффективность условий для стороны. Это касается оценки имущества, бизнеса, комплексных экспертиз due diligence, финансово-технической экспертизы, судебной экспертизы и др. В SRG мы предоставляем квалифицированные услуги в этом направлении и постоянно развиваем свое предложение.

Мы работаем с крупнейшими компаниями из ТОП-600 и сопровождаем сделки в различных секторах экономики: портами, золотодобывающими компаниями, сельскохозяйственными производствами, коммерческой недвижимостью, сделки в области страхования и банковском сегменте. Поскольку мы крупная консалтинговая компания, мы сопровождаем много значимых масштабных сделок, говорить о которых не позволяет политика конфиденциальности.

Аналогично, чем вызван спрос на услуги оценки? Какие работы вы проводили в этом направлении? Приведите примеры характерных крупных проектов — с чем они были связаны, и что получал заказчик в результате таких проектов?

Фёдор Спиридонов: Если посмотреть, как распределяется выручка от оценки, можно увидеть, что за исключением ипотечного кредитования и оценки для небольших специфических нужд, в основном превалируют компании с гос. участием и крупные банковские структуры. Причина такого положения вещей — в существовании случаев обязательной оценки. Это один из индикаторов, почему государство эффективно управляет имуществом, которое ему принадлежит.

Второй сегмент, который сильно сократился, — кредитование и оценка для целей залога. Здесь банки в основном наращивают собственные подразделения. Для этого есть несколько причин, одна из которых связана с тем, что Центробанк самостоятельно проводит экспертизу, не опираясь на отчет оценочной компании. Поэтому у банков, за исключением сделок с крупными объектами, отмечается невысокая потребность в оценке. Но здесь имеются и подводные камни. Так, Центробанк может принять решение о стоимости залога, исходя только из собственных нужд, и банку трудно будет апеллировать к его решению. В результате произойдет начисление резервов, если, по мнению ЦБ, стоимость залога будет ниже. Это приведет к потери банком прибыли.

Данная ситуация повлекла сокращение объемов по оценке. При этом есть автоматизированные решения, в том числе созданные нами, по скорингу коммерческой недвижимости в сегменте МСБ, которые существенно облегчили бы работу банков. Это направление, на наш взгляд, имеет перспективы.

Поскольку объемы оценки в сегменте залогового кредитования сократились, мы видим, что доминируют заказчики с государственным участием либо крупные акционерные общества, для которых оценка законодательно закреплена. При этом одним из часто обсуждаемых является вопрос улучшения качества оценки. Дело в том, что рынок сильно дифференцирован, в каждом сегменте требуются свои уникальные отраслевые знания. В случае с обязательной оценкой необходимо проведение закупочных процедур. И здесь возникает противоречие. С одной стороны, все участники рынка хотят повышать качество услуг, с другой — законодательство в сфере закупок опирается на ценовой критерий как основной, присваивая ему максимальный вес при выборе контрагента. В такой ситуации проигрывают все, кроме случайных игроков на рынке оценки, которые не заботятся о качестве своих услуг и не интересуются длительным сотрудничеством с клиентами.

В апреле мы организовали круглый стол в «Деловой России», на котором собрались представители оценочного сообщества и крупных потребителей услуг — банков, общественных организаций, а также Минэкономразвития, являющегося регулятором оценочных услуг. Все участники мероприятия согласились, что это является проблемой и решили выступить с инициативой о пересмотре значимости критериев. Было предложено установить для оценочных услуг минимальную значимость стоимостных критериев — 30%, и максимальную значимость нестоимостных критериев — 70%. Сейчас на нестоимостные критерии приходится только 40%, а на цену — 60%.

Я уверен, что это позволит увеличить качество услуг, приведет к конкуренции среди равных и не позволит недобросовестным игрокам препятствовать развитию рынка. Оценка, на мой взгляд, является индикатором рыночности экономики в целом, поэтому в дальнейшем это решение может положительно отразиться на значении оценщиков для банковского сегмента, и, кто знает, возможно, в будущем ЦБ станет больше доверять оценочному сообществу и позволит банкам ориентироваться на внешние отчеты.

Сегодня, если каждый банк делает внутреннюю экспертизу залога, то клиент, который обращается в несколько финансовых организаций, в конечном итоге испытывает эти затраты на себе через ставку. Развитие оценочной деятельности в этой части приведет к усилению систем качества и большему доверию к сообществу, тем более что сейчас вводятся дополнительные инструменты, такие как апелляционный орган и изменения, направленные на создание электронного реестра отчета.

Появились ли за последнее время факторы спроса под влиянием государства? Если да, то с чем они связаны?

Фёдор Спиридонов: Есть инициатива ряда крупных государственных компаний сократить обязательную оценку. Это спорное суждение, поскольку речь идет о государственном имуществе, и оценка в данном контексте позволяет понимать, насколько эффективно действуют госкомпании, а в дальнейшем — отследить продуктивность использования этого имущества и капитала.

Таким образом, дополнительных факторов спроса под влиянием государства нет, есть только факторы снижения спроса, связанные с желанием некоторых госкомпаний упразднить обязательную оценку.

В частности, Минфин России разработал законопроект, согласно которому можно не проводить оценку имущества, которое безвозмездно передается в качестве взноса Российской Федерации в некоммерческие организации. Предполагается, что передача будет осуществляться по цене, определенной, исходя из кадастровой или балансовой стоимости имущества.

Данная инициатива может повлечь риски для государства и хозяйствующих субъектов. Так, это может привести к некорректному отображению в бухгалтерском учете, возможным налоговым спорам при отчуждении имущества, проблемам, связанным с дальнейшим распоряжением имуществом. Также заниженный вклад может размыть долю государства в НКО и повлечь потерю контроля или ограничения в принятии решений.

Ключевой вопрос состоит не в том, нужна оценка или нет, а в том, чтобы максимально повысить ее качество, и добиться этого, в частности, позволит реализация инициативы по изменению значимости критериев при закупке услуг.

Возвращаясь к теме карантина, могли бы Вы охарактеризовать основное влияние пандемии на рынок консалтинговых услуг? На сколько подвержена сфера консалтинга цифровой трансформации и в чем это проявляется?

Фёдор Спиридонов: Конечно же, сфера консалтинга подвержена цифровизации. Существуют даже отдельные сегменты рынка, связанные с консультациями в области цифровой трансформации в компании.

Чтобы успешно конкурировать на рынке, мы должны предлагать заказчику решения, отвечающие современным реалиям. Соответственно, если клиенты сами двигаются в сторону цифровизации, они будут требовать того же и от подрядчика. Постепенно консалтинговые компании переориентируются в этом направлении, дальнейшее развитие зависит от сегмента, в котором они работают. Потоковые решения внедряются быстрее, более уникальные услуги — медленнее.

На рынке консалтинга большая конкуренция, поэтому, как только кто-то создает решение, соответствующее потребностям заказчика, остальные игроки тоже начинают работать в этом направлении, в противном случае они могут потерять своих клиентов. Как и все, мы подвержены экономическим и рыночным тенденциям, стараемся быть в тренде и развивать цифровые продукты.

В каждом сегменте это происходит по-разному. Где-то мы пользуемся уже имеющимися решениями, пытаемся интегрировать их в свою работу с заказчиком. Где-то создаем свои. Здесь важно понимать, что собственные продукты необходимо поддерживать, уровень их развития зависит от вложений и профессионализма команды. Разработка собственных решений тяжела и затратна, поэтому зачастую наиболее эффективен их симбиоз с продуктами, которые уже есть на рынке.

Собственные решения могут позволить себе только крупные игроки, достигшие больших объемов в ряде сегментов. Более того, даже в этих случаях важно четко понимать, зачем нужны собственные продукты и какие существуют внешние решения. Порой внешние продукты и их небольшая кастомизация под себя — гораздо выгоднее, чем создание собственного сервиса.

Источник: rg.ru Бизнес

13:40
36

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!