Как наследник экс-владельца предприятия вынужден сражаться за свои права

Как наследник экс-владельца предприятия вынужден сражаться за свои права

В последнее время внимание СМИ привлек конфликт первой и второй семьи покойного депутата Заксобрания Ростовской области Владимира Касьяненко, владевшего СЗАО «СКВО» в Зерноградском районе. В публикациях возглавившая после смерти отца агропредприятие Анна Касьяненко утверждала, что его сын от первого брака Денис Касьяненко якобы пытается захватить «СКВО», и это вызывает волнения в коллективе. Денис и его мама Лидия Касьяненко (первая супруга агрария) считают совершенно иначе. Продолжая тему, мы даем им возможность высказать свою позицию.

«Нельзя пытаться захватить то, что принадлежит тебе по праву: я являюсь законным наследником имущества моего покойного отца Владимира Касьяненко, мне принадлежит 1/3 акций „СКВО“, — говорит Денис Касьяненко. — С моей мамой отец прожил более 30 лет, родители дали мне прекрасное образование, я учился за рубежом, знаю несколько языков. Работал вместе с отцом, занимался инвестпроектами и зарубежными связями. Мама работала в „СКВО“ экономистом. Жили мы на хуторе Путь Правды, где расположено предприятие. Отец с 1994-го и до смерти в 2015-м был публичным человеком, депутатом Заксобрания, вся наша жизнь была на виду. В конце 2007-го отец развелся с мамой, раздела имущества не было. Отец обещал сделать это позже, но не успел, умер. Он женился во второй раз на Елене Григорьевой, взявшей его фамилию. После развода отец поселился в нашем доме в Ростове-на-Дону вместе с ней и ее 17-летней дочкой от первого брака Анной. Почти каждый день он приезжал на работу в хозяйство, а это 300 км. После регистрации брака Елена убедила его удочерить Анну.

Он не оставил завещания, и наследниками должны быть трое: я, Анна и Елена. Наследство значительное — »СКВО", которое могло бы обеспечить достойную жизнь всем нам, без скандалов. Но меня из наследников обманом убрали. После похорон по инициативе Елены я с ней и ее охранником приехали к ее знакомому нотариусу Ларионову. Тот закрыл дверь на ключ, оставив охранника снаружи. Нотариус и Елена потребовали от меня отказаться от наследства в ее пользу, говорили о каких-то бандитах, которые якобы ее преследуют, что нас всех могут убить… Сказали, что Елена выплатит мне какую-то компенсацию. Я был психологически подавлен. Меня «трамбовали», пока не добились отказа от наследства, выдали нотариальное обязательство о компенсации моей доли наследства без указания стоимости, т.е. пустую бумажку. Вот так меня лишили наследства. Когда адвокат разъяснил мне, что отказ от наследства под условием недопустим, я предложил Елене вернуть все в исходное положение. Если бы она согласилась, я получил бы наследство и жил своей жизнью, не касаясь ее и Анны. Но Елена заявила, что я вообще ничего не получу. И только тогда я начал бороться".

«Позиция моего доверителя Дениса Касьяненко исключительно законная и прозрачная, — считает адвокат Сергей Жорин. — Дениса фактически заставили отказаться от наследства, и надо бы разобраться с ролью нотариуса в этом. Ростовский облсуд и ВС признали отказ от наследства под условием недействительным, восстановив Дениса в наследственных правах, но нотариус до сих пор не оформил наследство. Мы используем все способы защиты гражданских прав, гарантированные Конституцией, — обращаемся в суды, которые, я надеюсь, примут объективные решения об устранении препятствий к оформлению Денисом наследства».

Директор СЗАО «СКВО» Владимир Касьяненко (на снимке – в центре) вместе со своим сыном Денисом Касьяненко на уборке урожая. Фото: Из личного архива

«Елена и нотариус нечестно поступили с моим сыном, и я обратилась в суд с иском о выделе мне супружеской доли, так как при разводе муж этого не сделал, — поясняет Лидия Касьяненко. — Ростовский облсуд в иске отказал. Елена заявила, что якобы мой муж с 1993 года бросил нас с сыном и стал жить с ней и ее дочкой в квартире ее матери в Ростове. Представила в суд вызывающую у нас сомнения в подлинности справку из райадминистрации за подписью Ирины Люлюмовой, где указано, что мой муж был прописан в нашем доме до декабря 2007-го, но якобы с 1995-го там не проживал. Появились „справки из полиции“ с аналогичными сведениями, также вызвавшие у нас сомнения. Суд поверил этому и в иске отказал».

«Видимо, не желая выполнять решение ВС, вернувшего Дениса в наследники, Елена обратилась в Батайский горсуд, потребовав признать совместно нажитым имуществом все то, что было в собственности Владимира Касьяненко до ее вступления в брак с ним, — продолжает Жорин, — включая права на ООО „Владен“, единолично созданное им в 2001-м и названное в честь него и его сына Дениса (ВЛАдимир и ДЕНис), которое и владеет акциями „СКВО“. Она представила те же справки администрации и полиции, что могло ввести суд в заблуждение. За ней признали право на половину ООО „Владен“, следовательно, и всего „СКВО“. ВС это решение отменил, а при новом рассмотрении в иске Елене было отказано».

«После смерти отца и лишения меня наследства удочеренная им Анна не по праву стала гендиректором „СКВО“, — считает Денис. — Я был уволен и остался без средств к существованию. Анна вышла замуж за экс-полицейского Анатолия Ефанова. С моей семьей ведется борьба, нас пытаются заставить замолчать и прекратить отстаивать свои права. У нас проходили обыски, изъяли документы, потом дело развалилось. „Родственники“ получили возможность управлять „СКВО“, и дело организовано так, что, как я слышал, миллионы рублей выводятся по каким-то сомнительным схемам (подобное серьезное обвинение требует документального подтверждения и оценки компетентных органов. — Прим. ред.) Живут на широкую ногу фактически и за счет моего наследства. СК в 2019-м завел дело о мошенничестве в отношении Елены, но постановлением областного зампрокурора Рощина его прекратили. Он и его шеф Баранов уже уволились. Поэтому мы обращаемся через газету в Генпрокуратуру и СК РФ с просьбой провести объективную проверку и привлечь виновных к уголовной ответственности.

Защищать гражданские права в споре о наследстве Денису Касьяненко помогает известный московский адвокат Сергей Жорин (на снимке – слева). Фото: Из личного архиваС моей семьей ведется борьба, нас пытаются заставить замолчать и прекратить отстаивать свои права 

Ходят слухи, что в 2016 году Анна и ее муж выгнали из дома в Ростове семью моего двоюродного брата Алексея и живут в нем. (Эта история описана одним из опрашиваемых в рамках проведенной следственными органами проверки и зафиксирована в протоколе опроса. — Прим. ред.) Наняли Розалию Леонидову, оформив ее помощницей гендиректора „СКВО“. На карту Леонидовой от „СКВО“ переводились крупные суммы, порядка 20 млн рублей, под разными предлогами (зарплата, хознужды). Кто ими распорядился? Может, Анна и Елена? В этом разбирается следствие: в 2020-м завели дело о мошенничестве. Осталось утвердить обвинение и направить дело в суд. Чтобы этому помешать, „родственники“ в СМИ распространяют недостоверные данные обо мне и моих юристах, жалуются в инстанции на якобы рейдерский захват „СКВО“, хотя сами грязными методами отняли у меня наследство. Я продолжу дело отца, и „СКВО“ ждет успешное развитие, работникам и органам власти не о чем волноваться».

Позиция Дениса Касьяненко и его юриста Сергея Жорина подкреплена документами. Сложный спор, сопровождаемый судами и уголовными делами, далек от разрешения, но Денис настроен на позитивный исход, который, по его мнению, никак не отразится на коллективе «СКВО». А пока всем сторонам конфликта и местной власти следует дождаться вступивших в законную силу судебных решений и не мешать следователям спокойно делать свою работу.

Источник: rg.ru Бизнес

13:50
31

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!