Как может повлиять на потребителей законопроект о регулировании маркетплейсов. Интервью с президентом АКИТ Артемом Соколовым

Как может повлиять на потребителей законопроект о регулировании маркетплейсов. Интервью с президентом АКИТ Артемом Соколовым

Защита от контрафакта

Много ли контрафакта продается на российских интернет-площадках?

Артем Соколов: Контрафакт - это давняя проблема всего ретейла, не только интернет-торговли, и не только в России. При этом у онлайн-канала существует своя специфика, он абсолютно прозрачен - чтобы найти товар и узнать про него всю информацию, не надо даже вставать с дивана. Эта открытость имеет и обратную сторону: если появляется даже одна позиция контрафакта, вокруг возникает масштабный информационный фон: эта ссылка или скриншот начинают тиражироваться - так создается ошибочное впечатление, что контрафактной продукции много.

Но по факту из 2 млн жалоб на контрафакт, которые поступили в российские интернет-магазины за весь 2023 год, подтвердилось всего около 30 тыс. случаев. Из них более тысячи были выявлены по обращениям госорганов, остальные - от физических и юридических лиц. При этом сейчас ассортиментная матрица в зависимости от размеров площадки может составлять от 40 миллионов до 400 миллионов артикулов.

При любом формате торговли в интересах покупателей действует Закон "О защите прав потребителей". Классическую розницу и интернет-торговлю отличает один ключевой момент: в традиционной торговле есть большой перечень товаров, которые нельзя вернуть, начиная от нижнего белья, заканчивая гаджетами и ювелирными изделиям. При онлайн-заказах по закону, продавцу вернуть можно абсолютно все. Этот дисбаланс определенно порождает многочисленные споры между покупателями и продавцами, и, на наш взгляд, в этой части нужно еще раз посмотреть на законодательство и скорректировать его при необходимости.

Это же не значит, что на маркетплейсы надо тащить всякий ширпотреб, сделанный на коленке в гараже. Дескать, не понравилось - возвращайте и не жалуйтесь. Это не снимает проблему контрафакта.

Артем Соколов: Мы почему-то забываем, что контрафакт нельзя продавать по закону. За это грозит два года лишения свободы с конфискацией продукции. Такие нормы предусмотрены давно, исключений ни для кого нет.

Когда маркетплейс обнаруживает на своей площадке контрафакт, он блокирует это предложение, остатки товара возвращают продавцу, а информация об этом передается другим интернет-магазинам. Вопрос в том - что происходит с такими товарами дальше. Если их не конфискуют компетентные органы, то товары могут вернуться в оборот и снова появиться в продаже.

Ситуация с контрафактом может кардинально поменяться, как только один-два продавца понесут реальное наказание. Вопрос "отвратимости" наказания уже поднимался в двух комитетах Совета Федерации.

А что с продажами контрафакта тех брендов, которые ушли из России? Его прибавилось?

Артем Соколов: Важно разделять контрафакт и товары, которые завезли в РФ по параллельному импорту. В первом случае - это может быть качественная, но все-таки подделка. Во втором - оригинальные товары, у которых нет российских сертификатов соответствия, потому что бренд ушел из РФ и не может получить российскую документацию. Импортер получает разрешительную документацию сам. Такую продукцию можно ввозить в РФ. Но подтвердить оригинальность товара может только правообладатель.

Как защититься в этом случае потребителю?

Артем Соколов: На мой взгляд, чтобы не переживать по поводу оригинальной продукции, возможно, стоит пересмотреть подход к покупкам, например, переориентироваться на отечественных производителей, у нас их много в категориях одежда и обувь, и продукция часто высокого качества. Или сделать выбор в пользу тех брендов, которые не уходили из России.

От контрафактных кроссовок хотя бы вреда здоровью не будет. А вот от "левой" косметики - не факт.

Артем Соколов: Даже если это не оригинальная косметика, техрегулирование никто не отменял - в любом случае должны быть результаты испытаний и документальное подтверждение безопасности этого товара. Только после этого его можно запускать в продажу.

Из 2 млн жалоб на контрафакт в 2023 году подтвердилось только около 30 тыс. случаев

Можно ли купить на российских интернет-площадках БАДы без госрегистрации? Кто несет ответственность за их безопасность?

Артем Соколов: Продажа БАДов без предоставления свидетельства о госрегистрации невозможна. Но на БАДы, которые вы покупаете на иностранной площадке, и они доставляются в посылках, это требование не распространяется. На другие заграничные товары ни госрегистрация, ни сертификаты, ни декларации тоже не требуются. Считается, что такие товары должны соответствовать нормам той страны, откуда они завезены.

Сейчас этим вопросом озадачились в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Предлагается, чтобы зарубежный производитель или продавец заявлял о соответствии всем техрегламентам ЕАЭС. А если это по факту окажется не так, последующие продажи этого поставщика будут блокироваться. Такую систему сейчас разрабатывают ФТС и Росаккредитация - эксперимент должен быть запущен в ближайшее время.

Есть ли на маркетплейсах иностранные ветпрепараты, которые нельзя купить в ветаптеках? Кто отвечает за их безопасность и качество?

Артем Соколов: Продажа ветпрепаратов требует лицензии. Также должны быть созданы специальные условия для их транспортировки и хранения. Хранить их на ПВЗ, как какие-нибудь кроссовки, нельзя. Если у компании есть лицензия на торговлю ветпрепаратами, доставлять их можно только со спецплощадок хранения. Из ветаптек доставлять препарат можно.

Как вы относитесь к идее введения регулирования продаж ветеринарной продукции на интернет-площадках?

Артем Соколов: Требования должны быть такими же, как к торговле лекарственными препаратами - с лицензированием и разрешением на торговлю.

Ожидания и реальность

Осенью в Госдуму был внесен законопроект о регулировании деятельности маркетплейсов. Он что-то изменит?

Артем Соколов: Этот законопроект декларирует одно, но по факту предлагает совсем другое, то, что может привести к исчезновению привычного для нас сервиса маркетплейсов. Например, предлагается обязать маркетплейс нести ответственность за все товары, хотя площадка не всегда имеет к ним доступ, товар не всегда находится на ее складе, у маркетплейсов множество партнеров - площадка не всегда может контролировать, что на самом деле доставили покупателю. Если маркетплейс должен отвечать за товар, тогда надо его выкупать. Но в таком случае зачем ему весь этот бизнес, который пришел торговать на его площадку? В итоге агентская схема умрет, и мы вернемся на несколько лет назад, когда не было онлайн-платформ, и каждый продавец был сам по себе.

Или, например, инициатива об изменении оферты один раз в год. Кажется, что это даст продавцам возможность вести бизнес в более прогнозируемых условиях, как это было сделано в традиционной рознице. Но там в оферте прописываются объемы и сроки поставок товара определенного качества. Продавцы маркетплейсов свободны - у них не требуют определенный объем ассортимента в определенные сроки, они самостоятельны и в выборе ассортиментной матрицы, и в определении стоимости товара. Возможность менять оферту позволяет маркетплейсам быстро адаптироваться к меняющимся условиям, например, дать возможность продавцам выводить деньги сразу после продаж или предлагать новые сервисы. Изменение документа только один раз в год сделает эту бизнес-модель максимально негибкой. В конечном итоге, от этого проиграют все.

Еще этим законопроектом предлагается запретить интернет-магазинам торговать своими товарами. В чем смысл? Почему Яндекс не может продавать свою колонку Алису, а Озон - телевизор, произведенный под своей торговой маркой? Кроме того, торговля собственными товарами в первую очередь помогает избежать "товарных ям" и удовлетворять потребности покупателей.

Закрепить базовые практики работы маркетплейсов в законодательстве правильно. Но нужно искать разумный компромисс. К счастью, наши аргументы слышат в минпромторге и в Комитете Госдумы по промышленности и торговле. Насколько мне известно, в правительстве сейчас готовится отзыв на этот законопроект, и в нем точно будут существенные замечания.

Почему маркетплейсы против законопроекта о российской полке?

Артем Соколов: Идея поддерживать отечественного производителя правильная. Вопрос возник к ее реализации. Попытка вмешаться в поисковую выдачу, которую интернет-магазин генерирует по запросу покупателя, приведет к максимальному ухудшению сервиса. Клиент будет видеть совсем не то, что указал в запросе, а 50 позиций, соответствующих требованиям закона. Очевидно, что покупатель просто уйдет с этой площадки. Уйдут и продавцы, потому что продать товар не в первой десятке поисковой выдачи намного сложнее. Ну и кроме того, организовать это будет невозможно в принципе - придется регулировать выдачу и в поисковике, и в магазине.

Машины, квартиры и все-все-все

Не так давно один маркетплейс начал продажи автомобилей. Насколько востребован этот продукт?

Артем Соколов: Я не удивлюсь, если интернет-магазины запустят и продажи квартир - технически это реализуемо.

Автомобили предлагает пока один маркетплейс и продает только Chery с доставкой для Москвы и Подмосковья. Насколько мне известно, в планах компании расширение и линейки автомобилей, и географии продаж. Уверен, что этот сервис будет развиваться.

У нас уже был года три назад опыт онлайн-продаж автомобилей Ford. На акции "Черная пятница" все 50 экземпляров были мгновенно раскуплены.

Если опасаетесь нарваться на подделку известных брендов, покупайте лучше российские товары. Фото: Сергей Куксин

Какие тренды вы наблюдали в интернет-торговле в 2023 году? И какие будут основными в 2024-м?

Артем Соколов: По итогам 11 месяцев 2023 года объем интернет-торговли в России составил 5,6 трлн рублей, рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - 25%. Этот показатель роста в 25-30% за последние годы стал уже устойчивым трендом. По нашему прогнозу, он продолжится и в будущем году.

По-прежнему больше всего покупают цифровую и бытовую технику. На втором месте - мебель и товары для дома. Еще недавно продаж в этом сегменте практически не было, а сейчас это одна из быстрорастущих категорий. Затем идут одежда и обувь, потом продукты питания. Хотя в отдельных регионах продукты (вместе с доставкой из ресторанов) выходят на первое место - например, в Москве и Санкт-Петербурге. Чем крупнее мегаполис и чем выше в нем плотность населения, тем качественнее может быть сервис быстрой доставки. А еда - это про быструю доставку.

Мы видим усиление роли регионов. Если еще семь лет назад основной оборот генерировался в Москве и Санкт-Петербурге, то сейчас на их долю приходится около 30% оборота, а 70% - на регионы. Это говорит о том, что в регионах появился платежеспособный спрос. Популярность онлайн-покупок в регионах растет в том числе благодаря развитию логистической инфраструктуры - маркетплейсы активно строят склады в регионах России, это упрощает ведение бизнеса предпринимателям, так как логистика становится дешевле. А покупателям быстрее доставляют товары.

5,6 трлн рублей составил оборот интернет-торговли в России за 11 месяцев 2023 года. Это на четверть больше, чем год назад

Безусловно, будет расти конкуренция, в том числе со стороны локальных игроков. В ряде регионов, например в Татарстане, развитие интернет-торговли стало частью программы экономического развития республики. Там установлены региональные показатели по приросту местных продавцов/производителей на площадках и стимулирование местного населения к открытию ПВЗ в городах и населенных пунктах, а также к масштабированию других смежных бизнесов.

Будет также увеличиваться присутствие малого и среднего бизнеса в e-commerce, который станет либо размещаться на площадках, либо торговать самостоятельно.

В новом году и ближайшие несколько лет наверняка будет усиливаться клиентоориентированность интернет-площадок. В связи с этим будет развиваться финтех-сегмент - когда предлагается не только товар, но и сопутствующие услуги. Если не хватает средств на покупку, вам предложат рассрочку. Если купили кондиционер, вам предложат его установить.

В этом году мы уже столкнулись с кадровым дефицитом как неквалифицированной рабочей силы, так и подготовленных сотрудников. И в 2024 году эта проблема усугубится.

Пока вопрос решается увеличением зарплаты - персонал перекупают друг у друга.

Будет активно развиваться B2B-сегмент. Уже сейчас некоторые площадки предлагают приобрести товар не только физлицам, но и юрлицам - с оформлением всех необходимых документов. Это будет один из ключевых драйверов роста для интернет-торговли в следующем году.

Ключевой вопрос

В какой стадии находятся законопроекты об онлайн-торговле алкоголем?

Артем Соколов: Пока подвижек по законопроектам нет. А в это время огромное количество алкоголя продолжает реализовываться нелегальными участниками рынка. И легальной альтернативы нет. По оценке НИФИ минфина, нелегальный оборот алкоголя в интернете составляет 30 млрд руб. в год, или 100 миллионов бутылок. Но, по нашей оценке, он больше, поскольку конверсия просмотров в покупки на алкогольных сайтах явно выше, чем 3%.

Бюджет несет колоссальные потери. А потребитель вообще никак не защищен от рисков покупки фальсификата. Кому предъявлять претензии, случись что? Вроде бы заказываешь Jim Beam, а могут привезти алкоголь, разлитый в гараже с добавлением метанола. Тут как повезет.

На наш взгляд, покупателям необходима легальная альтернатива под контролем государства с применением всех требований к розничной торговле, включая ЕГАИС (Единую государственную автоматизированную информационную систему), ограничений по возрасту, времени и месту доставки. Это точно не будет способствовать алкоголизации населения, что уже доказано обширным мировым опытом как дружественных, так и недружественных стран.

Источник: rg.ru Бизнес

12:30
40

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!