История успеха "КОРУФАЙЕР"

История успеха "КОРУФАЙЕР"

— Чем занимается компания «КОРУФАЙЕР»?

Компания «КОРУФАЙЕР» производит противопожарное оборудование, а если быть более точным, то мы занимаемся производством лафетных стволов и противопожарного оборудования для хранения нефти и нефтепродуктов, то есть достаточно большим спектром изделий пожаротушения.

— Как начинался и развивался ваш бизнес?

Наша компания была основана в 2000-х годах, бизнесу уже больше 20 лет. Мы познакомились с партнёрами и начали делать первое собственное оборудование – подслойные генераторы для пожаротушения. Это было новшество в нашей стране, поэтому мы оказались лидерами в этой отрасли. Большое количество объектов нефтегазовой отрасли было защищено с помощью нашего оборудования. 

В процессе развития наша компания начали осваивать уже другие рынки пожаротушения. Например, мы стали дилерами немецких производителей пены для тушения пожаров. Работали и с итальянскими компаниями-поставщиками лафетных стволов для пожаротушения. 

В 2016 году мы увидели необходимость в импортозамещении продукции, производстве именно российского оборудования, а именно — лафетных стволов. К этому моменту у нас был большой опыт сотрудничества с иностранными компаниями и на волне процесса импортозамещения мы разработали первую линейку лафетных стволов именно российского производства, сделали свой продукт мирового уровня по качеству и техническому оснащению. Многие компании, которые используют нашу продукцию, выбирают нас за конструкторские разработки, удовлетворяющие важным требованиям заказчиков. Наше преимущество состоит в том, что мы используем российскую нержавеющую сталь, которая очень ценится у наших заказчиков. Мы обрабатываем эту сталь, что не делают конкурирующие компании, в том числе и на мировом рынке.

— Кому вы поставляете вашу продукцию?

Основной заказчик компании «КОРУФАЙЕР» - рынок нефтегазовой отрасли. Наши главными потребителями являются гигантские корпорации: ПАО «Газпром», НК «Роснефть», ПАО «Новатэк», ПАО «Лукойл», ПАО «Транснефть». 

Недавно мы получили сертификат взрывозащиты, поэтому наше оборудование теперь ставят на объекты нефтехимии, которые работают во взрывоопасных зонах. 

На сегодняшний день еще одним приоритетным направлением наших продаж являются поставки продукции производителям пожарных машин. Из-за санкций на рынке в России сейчас нет иностранных поставщиков, перестали поступать импортные комплектующие, в том числе лафетные стволы. И мы занимаем эту отрасль: предоставляем наши разработки производителям спецавтомобилей аэродромного класса, который производит АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» (АО «Брянский автомобильный завод»). Он приобрел наши лафетные стволы и укомплектовал первый российский спасательный автомобиль, который поступит на вооружение в аэропорт Внуково. 

Срок эксплуатации оборудования 10 лет. Сейчас мы уже заходим в цикл, когда нужно проводить замену нашей продукции, которую ранее поставили на объекты. Таким образом мы обслуживаем и обновляем наш парк.

— Много ли у вас конкурентов? Какие доли на рынке они занимают?

Наш рынок производителей противопожарной продукции специального назначения достаточно узкий — порядка 5-7 ключевых игроков. Мы в числе лидеров и, конечно, все знаем друг о друге. Рынок условно сегментарно делится на нефтегазовую отрасль и отрасль общего назначения. 

Как я сказал выше, основной наш рынок сбыта — нефтегазовая отрасль. По моей экспертной оценке, объем этого рынка в денежном выражении порядка миллиарда рублей. 

Основной спрос – это лафетные стволы. И здесь сложилась следующая ситуация: до последнего времени потребители использовали проекты иностранных компаний, где было заложено импортное оборудование, а сейчас появилась необходимость переходить на отечественное. Поэтому мы делаем акцент на разработке отечественных проектов, пытаемся внести в российские проектные институты новые веяния.

— Как компания привлекала финансирование?

Компания «КОРУФАЙЕР» изначально образовалась на собственные средства и использовала исключительно свои оборотные деньги. Мы выполняли заказы, получали прибыль и за счёт этого развивались. 

Первые кредитные портфели на 5–10 миллионов рублей начали брать 5-7 лет назад. Обращались в 2–3 банка, положительное решение по нам принял ПАО «Сбербанк», с которым мы до сих пор работаем. Наша компания показала уверенный рост, оборотные средства увеличились в 2–3 раза. Потом появились новые тендеры, мы выигрывали все более крупные лоты. Кроме того, наши заказчики (например, НК «Роснефть») ставили еще и определенные условия по отсрочке платежа. И, соответственно, нам требовались кредиты большего объема. Собственных залоговых средств у нас не было и ПАО «Сбербанк» предложил нам воспользоваться поручительством Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (Московский гарантийный фонд), что мы и сделали. 

Если говорить о процессе оформления, то самыми сложными были первые кредиты: мы достаточно долго собирали документы, на это уходило порядка месяца. А следующие уже были быстрее: в течение недели или двух недель банк и фонд рассматривали нашу заявку, подписывался договор-поручительство, и мы получали кредит. 

Сейчас нам требуется объем кредита в размере 50–100 миллионов рублей, и мы надеемся оформить его также с поддержкой Фонда.

— Какими еще программами господдержки вы пользовались, и как это было?

Два года назад наша компания стала резидентом АО «НИИ «Полюс» им. Ф. М. Стельмаха», что позволило получать преференции. Например, мы купили три станка и Правительство Москвы нам компенсировало этот расход субсидией на покупку оборудования. 

Мы вошли в Московский инновационный кластер и стали получать приглашения на различные выставки. В 2023 году наша компания продемонстрировала наших роботов на выставке, проходящей в парке «Остров мечты». 

Кроме того, есть субсидии на компенсацию затрат на выставки и на компенсацию процентных ставок по кредиту. Наш бухгалтер все тщательно отслеживает. Подали заявку, но по одному из параметров (среднестатистическая зарплата по отрасли) не прошли. К сожалению, во внимание принимаются показатели за предыдущий 2022 год, а в 2023 году они у нас подходят. Ранее по двум выставкам мы оформили компенсацию, а по третьей – нет. Это была большая нефтегазовая выставка, она числится в реестре выставок для компенсации. Формально нам ответили, что срок подачи заявок закончился, хотя мы специально отслеживаем сроки. А тут получилось так, что у нас не оказалось информации о сроках, а может они были столь короткие, что мало кто смог успеть подать заявку. Также нам хотелось бы получить возможность поставлять свою продукцию в бесплатном пилотном формате на различные московские площадки, чтобы показать, как это работает, но пока мы над этим работаем.

13:00
84

Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!